ЖЖ он и в Африке ЖЖ

Previous Entry Share Next Entry
Полезные 7 часов
vk_jour

В эту пятницу Московская Школа Политических Исследований проводила семинар «Языки гражданского общества» в здании Высшей Школы Экономики Н.Новгорода. На этом семинаре присутствовало порядка сорока специалистов и экспертов регионального и федерального масштаба. Среди них были основатели МШПИ Елена Немировская и Юрий Сенокосов. Выступали с докладами также Александр Согомонов, Дмитрий Валерьевич Гугунов, Татьяна Ивановна Бикметова, Рустам Миратович Бикметов и Андрей Васильевич Дахин.

Семинар был содержательным, интересным и на редкость легко воспринимающимся (не смотря на соотношение мой возраст/тема обсуждения). Попробую вкратце изложить, о чём говорили.

Вступительное слово Елены Немировской:

Власть проникает везде: в стены, двери, в душу. Мне кажется, между государством и обществом не сложилось ещё партнёрских отношений, они больше похожи на крестьянские. С молодыми людьми надо начать разговор с определения понятия «гражданское общество». Каждый должен заниматься своим делом – если тебе не интересно, никто не заставит тебя этим заниматься. Но если данная тема интересна – начинайте думать серьёзно.

 Юрий Сенокосов рассказал о проекте «Гражданская энциклопедия»:

«Я вчера пережил странное чувство… работая над проектом, я понял, что чего-то не хватает. Вчера мы увидели молодых активных людей, заинтересованных, готовых работать. Тогда я понял, чего нам не хватало…».

Верховенство права – не верховенство закона, скорее это синоним правового государства.  Не прямая демократия, не монархия, не традиционное государство, а государство, где власть уравновешена институтами гражданского общества.

Мы в Школе Политических исследований занимаемся не воспитанием или образованием, а просвещением. Очевидно, что у нас иная ситуация, нежели в Европейских государствах. Нельзя механически переносить даже самые замечательные программы образования с запада. Полтора года назад был переведён с французского языка новый общественно-политический словарь. Франция – сильное государство с публичной политикой. Если бы публичная политика была у нас, мы бы жили по-другому, у нас было бы другое правительство. Открытость власти функционирует сейчас как механизм манипуляции общественным мнением, чтобы скрыть истинные мотивы.

Нам пришла в голову идея обсуждать термины в регионах. При создании «Гражданской энциклопедии» не хотелось бы заниматься компиляцией статей из других источников. Все понятия должны быть обдуманы и выведены заново.

Когда мы говорим «гражданское общество», мы видим эмпирическую материю, тем не менее, трактовка этого понятия довольно общая. Вы не выведите из понятия «морали» понятие «моральный поступок». Это очень трудно – передать другому человеку свои знания. Слова все есть, осталось вернуть им их значение.

Во французских, английских и американских школах с малых лет детей учат понятию гражданственности. Хотелось бы ввести и в нашу школу гражданское образование, но для этого нужна поддержка гражданского общества.

Культур много, но цивилизация одна. Права и свободы – это универсальные человеческие ценности: они интересуют русских, американцев – всех.

Краткий языковой экскурс от Александра Согомонова:

Речь идёт о соотношении понятий. В английском языке «law» значит «закон, право». Мы же развели эти два понятия. Формула «Право выше закона» – The rule of law – гарантирует абсолютное равенство всех перед законом и удобство этого закона для граждан. Если закон действует для удобства граждан, он правовой. Если закон действует для удобства чиновника, то он не правовой (пример: закон о назначении губернатора, здесь с точки зрения духа права нарушен закон). «The rule by law» не то же самое, что «The rule of law». В первом случае – это менеджмент.

Татьяна Бикметова, кандидат философских наук, доцент кафедры социально-гуманитарных наук НФ ГУ ВШЭ:

«Мы не должны молчать. Проект воспитания граждан представляется очень важным». Публичная политика как лакмусовая бумажка. Это понятие совершенно не раскрыто. Необходим равный диалог государства и общества.

Сейчас существуют две проблемы: претензии к гражданам и претензии к власти. Первым не хватает укоренения гражданских прав в русском менталитете. Даже прочитав Конституцию, некоторые люди не осознают себя гражданами, отсюда апатия и отрешенность от власти. Сами власти должны обрести прозрачность, октрытость. Информация о действии властей должна быть открытой и доступной, очевидной. В таком случае у всех граждан появится возможность влиять на политику власти.

Игорь Зайцев, пресс-атташе Нижегородского отдела Волжского казачьего войска:

 В том, что мы не проглотили историю со снятием Лужкова, проявилось здоровье общества. Сейчас мы в нашей стране занимаемся практикой идеализма, но есть ли от этого эффект? Существует любопытный феномен: гражданин СССР и гражданин России – не одно и то же, хоть те и другие живут сейчас в России. Корни гражданского общества подгнили: нам не подходит западнический образ, потому что к нему требуется адаптация, но и на своём мы набили оскомину. Мне кажется важным, чтобы общество перешло к практическому выстраиванию духа права.

Наталья Симонова, директор НРОО «Забота», член Общественной палаты Нижегородской области:

«Гражданское общество строят люди, носители определённых качеств».

Андрей Камин, президент фонда содействия ООН:

«Собственно в народ я верю. Последние выборы показали, что кандидаты не смогли показать гражданам, что они могут и будут решать каждодневные, волнующие людей проблемы».

Дмитрий Гугунава,PR- директор коммуникативного агентства «Making Division», кандидат филологических наук:    

Дееспособность в мегаполисе не подразумевает желания активного участия в политике. Субъект политики моделирует будущее (стратегия), политический объект лишь принимает. Существуют митинги – симуляции субъекта. Долгосрочные перспективы, в отличие от удовлетворения сиюминутных потребностей, принадлежат субъекту.

Александр Согомонов:

«Другого способа снять Лужкова не было. Это тупик, в который власть сама себя загнала». Мнение людей спрашивают очень редко, потому они и заваливают проекты, когда власти всё-таки спросят их мнение. Мы можем видеть, что предложенная гражданину модель потребителя работает.

Не существует единой модели гражданского общества.

Нерыночное общество не может быть гражданским.

 

1) Дж.Локк: «Гражданское общество – экстраполитическая (внеполитическая) сущность»

2) Клод Бюффье: «Гражданское общество – миротворческий союз религиозной и светской этик»

3) Монтескье, Гегель, Токвиль: «Гражданское общество – коллективные действия, продвигающего интересы групп м защищающего права людей»

4) Антонио Грамши и Карл Маркс: «Гражданское общество оппонирует официальной власти».

Вопросы, оставшиеся нерешёнными:

·         Языки гражданского общества – естественные или искусственные? Какой язык ближе русскому?

·         Переводимы ли языки гражданского общества?

·         Адресность конструктивистских языков гражданского общества.

·         Соотносим ли национальный язык гражданского общества со всеми 4 лингвистическими традициями? Есть ли выбор?

После всего написанного выше, могу лишь выразить своё безграничное уважение этим людям. Возможно, когда-нибудь и я присоединюсь к ним.

В очередной раз убеждаюсь, что наше будущее не безнадёжно. Есть не только желание, но и направление, куда идти. Сейчас мало кто, констатируя проблему, предлагает её решение. Эти люди предложили.


?

Log in